Раскопки

Археологические раскопки на территории монастыря

05В 1915 году жителями Пыскора был обнаружен подземный ход на территории бывшего монастыря. Вот как описывают это событие участники раскопок: «Открытие подземного хода произошло так: 26 апреля 1915 г. мальчики, играя на горе, заметили на ее южном склоне, обращенном к селению, ямку – провал, образовавшуюся вследствие стока дождевой воды и после прохода по этому месту коровы. Мальчики стали разрывать ямку. Провал постепенно увеличивался, и, наконец, толкнутая в ямку палка свободно ушла в землю. Это заинтересовало детей. Они сообщили старшим. Те принесли саженный шест, который весь ушел в ямку. Тогда связали два шеста, и эти шесты свободно ушли в образовавшееся отверстие. После этого решили раскопать провал. При работе постепенно определился вход в подземелье, куда тотчас же забрались смельчаки в надежде найти клад и поживиться им.

Не обошлось дело и без иного отношения к подземелью, вполне естественного, если известно, как среди пыскорцев крепко предание  о монастыре: некоторые из присутствовавших при расчистке ямы надеялись найти в горе св. мощи, и какая-то благочестивая старушка принесла икону и восковую свечку, поставила икону при входе и зажгла свечку.

Смельчаки пробрались до конца коридора и в одном месте, особенно тесном, где можно было пробираться ползком, и то с трудом, они разбросали землю, расчистив, таким образом, проход. Однако, клада не нашли. Проведавшая о ходе полиция закрыла в него доступ досками и завалила землей» [См: 5, С. 974 — 979].

Прежде всего об открытии подземного хода в с. Пыскоре был уведомлен Пермский научно-промышленный музей, получивший телеграммы от Соликамского уездного исправника и от председателя Соликамской уездной управы  Антипина. На ближайшем же заседании Совета музея (3 мая 1915 г.) эти телеграммы  обсудили, вопрос был признан весьма важным и срочным, вследствие чего Совет музея постановил произвести обследование подземного хода.

В это время из поездки в Соликамск и Чердынь вернулся в Пермь Пермский епископ Андроник, также извещенный в Соликамске об открытии подземного хода. Тотчас же по возвращении (5 мая) Владыка, в переговорах с представителями Пермского Церковно-археологического общества признал необходимым обследование подземного хода, особенно ввиду того, что ход этот открыт на месте Пыскорского монастыря, и выразил желание, чтобы общество взяло на себя организацию раскопок.

Пермская Ученая Архивная Комиссия и Церковно-археологическое общество пришли к соглашению относительно необходимости разработки, обследования подземного хода и одновременно — раскопок на месте развалин монастыря. В Императорскую Археологическую Комиссию были посланы ходатайства о выдаче листа на право производства раскопок. Еще ранее подобное ходатайство в Петроград было по телеграфу отправлено епископом Андроником. 16 мая из Петрограда от председателя Императорской Археологической Комиссии графа А.А. Бобринского была получена телеграмма: «Исследование ходов Пыскорского монастыря Богословскому и Кривощекову разрешается. Граф Бобринский» [См: 5, С. 981 — 982].

В 1915 г. на месте славного когда-то монастыря находились развалины – щебень, известка, почти совсем заросшие травой. Уцелела от монастыря одна церковь, в ХIХ веке — единоверческая (Никольская), с старинными монастырскими иконами и церковными предметами. От прекрасного когда-то монастырского сада сохранились до тех пор три тенистые дуплистые липы.

Несмотря на тяжелое положение страны – шла война – в Пыскоре провели археологические раскопки, первичное исследование обнаруженного подземного хода и нагорной территории монастыря.

«Результаты раскопок. Находок материальных раскопки дали мало… так как найденные нами вещи носят случайный характер, не представляют цельных предметов… О подземном ходе. Ход обследован  на 30 сажен; в конце выяснилось разветвление его на три хода: прямо, вверх и вниз. Расследование нижнего коридора обнаружило расширение его. Попавшиеся куски угля и кирпича в этом коридоре дают право предполагать, что он забит, и забит искусственно. Забивка эта идет на протяжении нескольких сажен…» [См: 5, С. 1038 — 1041].   И вот результат: «Мы в конце концов все же стоим перед нерешенной проблемой – какого происхождения Пыскорский подземный ход и для чего он предназначался… решить эту проблему более или менее достоверно и удовлетворительно пока не представляется возможным… только дальнейшие археологические работы подвинут вперед решение этой задачи. С другой стороны и исторические изыскания или какие-нибудь открытия историографического свойства могут иметь тут немалое значение… весьма возможно, что происхождение подземного хода если не связано с монастырем, то имеет прямое отношение к первым насельникам монашеского направления в этой местности…  для подтверждения своего предположения о принадлежности хода монастырю, или, может быть, только об использовании монастырем ранее существовавшего хода (тайника), сошлюсь еще на одно замечательное явление – запах ладана в коридоре… запах был сильный и шел, по-видимому, из забитого места» [См: 5, С. 1066 — 1070].

Раскопки на горе – на территории, где находился Пыскорский монастырь, участники экспедиции описали так: «Перед работой у нас была задача – определить местонахождение собора. Раскопки, действительно, помогли решить эту задачу… Размеры открытых развалин представляются в следующем виде: от восточной стены коробки до западной сажен 7; от северной до южной сажен 6. Каменный квадрат (подпрестолие?) имеет во все стороны по 2 арш. 12 вершк. И находится от восточной стены коробки на расстоянии почти 3 сажен. Далее полукруглая стена отстоит от квадрата сажени на 3. За этой стеной другая, и тоже как будто полукруглая, на расстоянии примерно сажен 5 от квадрата. Стены коробки обложены изнутри кирпичем.

Что же это было за здание? Несомненно, монастырский собор, занимавший наиболее видное место на Пыскорской горе. Этот собор был построен вместо сгоревшего деревянного. Постройка продолжалась не один десяток лет. По продолжительности постройки можно думать, что постройка была, действительно, капитальная (монастырь был очень богатый, так что нельзя считать причиной длительной постройки недостаток материальных средств)… Собор был действительно основательной постройки; весьма возможно, двухэтажный и с подвальным помещением. Последнее несомненно. Открытые раскопками остатки фундамента доказывают это. Все четыре стены фундамента… очень тщательно, даже изящно обложены изнутри кирпичем. Пол в этом подвальном помещении, по всей вероятности, сохранился на всем пространстве…, так как во всех раскопанных пунктах щуп доходил до дерева почти на одной и той же глубине. Пол в помещении основательный. Добытая плаха имеет около 5 саж. длины, 10 ½  верш. ширины, и 2 верш. толщины. Сохранилась хорошо, как и прочие (хорошая сохранность объясняется присутствием известки, которая, соединившись с водой, дала дереву возможность прекрасно сохраниться. Некоторые куски дерева поражают своей свежестью)… Открытый… каменный квадрат является центром восточной половины соборных развалин и… служит престолом. Восточная полукруглая стена (если дальнейшими раскопками подтвердится ее полукруглая форма) является, вероятно, … апсидой…

При всей солидности постройка была, несомненно, и красивая, и стильная. Найденные куски карнизов указывают на то, что собор снаружи был украшен колонками, карнизами, фигурными наугольниками. Окна были стильные, русские с многогранниками и колонками. Вместо стекол была прозрачная хорошая слюда. Печи были покрыты расписными изразцами…

Прибавим прекрасный иконостас, находящийся теперь в Пермском Кафедральном соборе, блеск золота, серебра, камней самоцветных на иконах, с ценными строгановскими прикладами, на утвари, облачениях… и невольно скажешь, что если бы Пыскорский монастырь и вместе с тем собор сохранился до наших дней, то на высокой Пыскорской горе высился бы достойный соперник Соликамским расписным церквам, малиновый звон с которого далеко бы разносился по многоводной Каме матушке.

Если раскопки 1915 г. не дали каких-либо ценных материальных находок и вопрос о подземном ходе определенно не разрешен, то ведь это был еще только подготовительный период исследования подземного хода и раскопок монастырских остатков… Продолжать раскопки в Пыскоре надо. Они прольют свет на прошлое Пермского края, они обогатят наш край новыми археологическими памятниками, привлекут к ним внимание науки и России, дадут, может быть, и материальные ценные находки; а главное, дадут возможность решить некоторые основные вопросы нашей областной истории. Поэтому хочется верить, что раскопки будут продолжены» [См: 5, С. 1089].

Так оптимистически заканчивался отчет о проведенных в Пыскоре археологических раскопках. Но новых работ больше не проводилось. Настали другие времена: революция, смута – не до раскопок. Установленная на входе в подземелье дверца простояла долго, но в 30-е годы ее сняли, а очередной оползень закрыл вход. Материалы раскопок П.С. Богословского не сохранились, так как в 1919 г. в Перми сгорела большая часть его личного архива. 

Файлы для скачивания:

(Просмотров 297)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *